Информационное сопровождение онкологический пациентов

ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Page
Изображение CAPTCHA для предотвращения спама Если слово непонятно, нажмите здесь..
* - обязательно для заполнения

Главная   ⁄  Новости  ⁄  Пресс-центр  ⁄  Подробности 
29.01.2017

Ручной режим опасен

Онкологические больные снова жалуются на недоступность необходимых обследований и обезболивающих препаратов. Сразу два громких случая, когда одна пациентка не получила необходимый ей морфин, а вторая не дождалась бесплатного обследования, произошли недавно в Карелии. Обе женщины скончались. Родственники одной из них уже направили обращение в Росздравнадзор и Следственный комитет Республики Карелия, в котором во всем винят врачей.

Ручной режим опасен

Запретный морфин

Первый случай произошел с жительницей Республики Карелия Людмилой Комиссаровой. Письмо ее сына Алексея Комиссарова опубликовал карельский информационный ресурс Губернiя Daily. Пациентка несколько лет лечилась от рака, но результаты последнего обследования показали прогрессирующие метастазы в костях, печени и щитовидной железе. Врачи республиканского онкодиспансера назначили продолжение химиотерапии - золедроновая кислота по 4 миллиграмма раз в 28 дней. Из-за ухудшения самочувствия пациентку выписали домой, в Кемь, а в качестве обезболивания был назначен морфин. Однако районный онколог и терапевт в выписке морфина женщине отказали, несмотря на справки. Обезболивание порекомендовали продолжить препаратом трамадол с парацетамолом и амитриптилином.

Возникли проблемы и с золедроновой кислотой. Главный врач Кемской ЦРБ Виктор Смирнов отказывал в получении препарата, объясняя это тем, что его нет на складе в Петрозаводске. В Петрозаводском онкодиспансере выяснилось, что проблем с препаратом нет и с задержкой в 11 дней он был получен.

Но состояние пациентки стремительно ухудшалось, а назначенные ей обезболивающие не помогали. Однако в поликлинике в выписке рецептов на морфин родственникам вновь отказали и лишь посоветовали увеличить дозу трамадола до предельно допустимой - 400 мг/сутки. А врачи неоднократно вызываемой скорой помощи объясняли, что им уколы морфина разрешается делать только в экстренных случаях, поскольку это сопряжено с серьезной ответственностью перед органами Госнаркоконтроля, уточняет Алексей Комиссаров. По его словам, только после звонка в Росздравнадзор РФ по Республике Карелия ему пообещали, что вопрос с морфином будет решен. На следующий день пришел врач, который сообщил о положительном решении. Но он опоздал : накануне вечером пациентка скончалась.

Очевидно, что на территории Карелии есть проблемы с надлежащей организацией онкологической помощи и лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан

«Проблема, скорее, не в действиях врачей, а в том, что есть вопросы к организации медицинской помощи и с ее доступностью по месту жительства. Как правило, такие действия не носят умышленный характер, но свидетельствуют о разгильдяйстве и непрофессионализме в среде отдельных руководителей медицинских организаций, а также органов управления здравоохранением. Очевидно, что на территории Карелии есть проблемы с надлежащей организацией онкологической помощи и лекарственного обеспечения отдельных категорий граждан. Поэтому и приходится разруливать такие ситуации в «ручном режиме». До окончания проверки правоохранительных органов поспешных выводов по этому делу я бы делать не стал, хотя, конечно, эмоции родственников пациентки понятны», –  считает председатель Исполнительного комитета МОД «Движение против рака», заместитель исполнительного директора по правовым вопросам НП «Равное право на жизнь» Николай Дронов.

Президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский дал правовую оценку ситуации. По его словам, надо детально смотреть, есть ли в произошедшем признаки оставления в опасности, неоказания помощи больному. «У врача местного диспансера было право на замену обезболивающей терапии. Но как только стало известно, что она не помогает, ее должны были поменять. В этом состоит основная ошибка и вина врача. В данном случае может быть возбуждено уголовное дело по статье 293 УК РФ «халатность». Такие случаи, по сути, являются доведением до самоубийства. То есть уже следствие должно разбираться, была ли боль причиной смерти пациентки. Но для этого нужно знать, что указано в протоколе вскрытия, какова причина смерти - онкологическое заболевание или шоковое состояние», – отметил он.

Платно без сомнения

Второй эпизод касается отсутствия доступа к своевременной диагностике и химиотерапии. О нем сообщил в редакцию одного из местных изданий житель Петрозаводска Константин Сергеев. История касалась его 56-летней матери, проживавшей в Сегеже, которой гастроэнтеролог порекомендовал обследования: ФГДС, колоноскопию, УЗИ, ряд анализов. В целесообразности их назначения местный терапевт усомнился.

«Убеждать терапевта в необходимости проведения вышеописанных процедур не было смысла! Развитие событий предсказуемо: устанешь сдавать анализы на месте, потом по какой-нибудь квоте тебя отправят в Петрозаводск на обследование, если терапевт посчитает это необходимым. Было принято решение обследоваться в Петрозаводске на платной основе», - уточнил Константин Сергеев.

Такие факты наиболее наглядно демонстрируют, что государство не справляется со своими социальными обязательствами

На колоноскопии была выявлена опухоль. Но попасть в местный диспансер, если нет направления от терапевта из Сегежи, нельзя. На платном приеме заведующий одного из двух хирургических отделений онкодиспансера поставил диагноз: опухоль прямой кишки 4-й стадии с метастазами в печени. Лечение – химиотерапия. Однако для этого нужно сначала попасть на консультацию к химиотерапевту. Бесплатно - в середине февраля. В итоге пациентка поехала на консультацию в Санкт-Петербургский клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи, где подтвердили диагноз, назначили ряд поддерживающих лекарств и протокол химиотерапии (опять же платно). Получать лечение отправили по месту жительства. «Принимаем решение обращаться после праздников в петрозаводский диспансер. На дворе 28 декабря. Чтобы попасть в наш диспансер, надо попасть на прием к нашему карельскому химиотерапевту. Но номерок теперь есть только на март! Всеми правдами и неправдами добрые люди помогли. Мы договорились на прием 19 января и сделали заново анализы - они должны быть не старше 10 дней - и стали ждать! 14 января маме стало хуже. А 16 января ее не стало», - поделился Константин Сергеев.

В Лиге защитников пациентов полагают, что такие факты наиболее наглядно демонстрируют, что государство не справляется со своими социальными обязательствами. «Отсюда – нехватка ресурсов, недостаточная диагностика и отсутствие лекарств. Бюджета ФОМС не хватает, чтобы с этими задачами справляться. Очевидно, что решения должны приниматься на более высоком уровне, силами многих ведомств. А пока по всем случаям отказов в препаратах должны возбуждаться уголовные дела о неоказании помощи. Тогда и у власти будет стимул что-то с этой ситуацией делать», - считает Александр Саверский. В онкологической службе как одном из наиболее дорогостоящих направлений, как он говорит, эта ситуация наиболее показательна.


Источник: Росстат

Информирован — значит вооружен

Как считает Николай Дронов, последняя ситуация носит системный характер и иллюстрирует проблемы всего здравоохранения. Дело в том, что пациенты в принципе плохо осведомлены о своих правах, органы управления здравоохранения недостаточно хорошо их об этом информируют. Конечно, общественные организации ведут такую работу. Но они не могут заменить государственные органы. «Пациентка изначально должна была идти в поликлинику, к терапевту. И при наличии клинических симптомов ей были обязаны выписать направление к узкому специалисту. Однако наши граждане пока плохо понимают, как они могут реализовывать свои конституционные права. И такие случаи достаточно частые. Только в нашу организацию поступает по нескольку таких обращений в неделю. В этой ситуации и имеет смысл обращаться в пациентские организации, которые имеют в своем штате юристов-волонтеров», - уточнил Николай Дронов.

Он уверяет, что есть сложности и с онкологической настороженностью врачей смежных специальностей. «В тех регионах, где это понимают, неформально подходят к проведению диспансеризации, есть и стимуляционные меры по согласованию с фондом ОМС. То есть за выявленных онкологических больных врачам доплачивают за каждый случай», - отмечает Николай Дронов.

При этом, как констатируют общественники, сейчас нередка практика, когда в качестве способа избежать ответственности практикуется отказ от установления диагноза. «Иногда диагнозы умышленно не устанавливают, чтобы не закупать дорогостоящие лекарственные средства. Я не могу сказать, что это повальное явление, но мы имеем судебные прецеденты, и они достаточно массовые. И если десять лет назад поход в суд был большой редкостью, то сегодня это норма», - сообщил Александр Саверский на Всероссийском конгрессе онкологических пациентов в октябре. При этом он отметил, что факты возбуждения уголовных дел по таким случаям именно в контексте лекарственного обеспечения крайне сложны. Дело в том, что случай не поставленного пациенту диагноза всегда можно списать на непредумышленную врачебную ошибку.

Источник: www.medvestnik.ru/content/articles/Ruchnoi-rejim-opasen.html

 

Другие пресс-релизы:

21.06.2017

14-16 июня 2017 года состоялся IХ Съезд онкологов России, участие в котором приняло более 1500 специалистов из России, стран ближнего и дальнего...


21.06.2017

С 14 по 16 июня 2017 года в Уфе прошёл IХ Съезд онкологов России, участие в котором приняли более 1500 специалистов из России и стран ближнего и...


19.06.2017

27 июля 2017 г. Омское отделение МОД «Движение против рака» в 4-ый раз планирует провести проект «Я улыбаюсь жизни». Данный проект подарок для...


13.06.2017

– так называется общественное движение амурчан, которые объединились для того, чтобы помочь вернуться к нормальной жизни людям, перенесшим...


01.06.2017

Уважаемые коллеги и соратники!  Спешим сообщить, что Общественный Совет по защите прав пациентов переименован в Совет общественных организаций...


Отображение результатов 1 до 5 из 741