ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Page
Изображение CAPTCHA для предотвращения спама Если слово непонятно, нажмите здесь..
* - обязательно для заполнения

Главная   ⁄  Новости  ⁄  Подробности 
25.07.2012

ПОРТРЕТ ДОКТОРА: РУСТЕМ ХАСАНОВ

Успешные, пробивные, находчивые менеджеры в медицину попадают гораздо реже, чем талантливые врачи. Доктор хочет лечить людей, если, конечно, он настоящий врач. Применять свой талант эксперта-онколога в работе администратора и справляться с ней не хуже, чем с критической ситуацией в операционной,— таких случаев в российской медицине единицы. А может, он такой вообще один — Рустем Хасанов, главный врач онкодиспансера в Казани.

Хирург экстренной медицины спасает людей. Хватается за каждую возможность войти в операционную. Ведь это всегда схватка с болезнью, схватка за жизнь — аппендицит или ножевое ранение в сердце или живот. Есть только один шанс спасти человека — здесь и сейчас. Другого не будет. Высочайшие ставки, риск и колоссальное чувство удовлетворения, когда все прошло хорошо. Такой видел свою карьеру Рустем Хасанов 27 лет назад, когда работал в неотложной хирургии Больницы скорой медицинской помощи города Казани (БСМП).

— Я работал в неотложке и очень был доволен. Мне нравился быстрый результат: входишь в операционную — и в твоих руках решается судьба человека. Потрясающее ощущение. Я по трое суток из больницы не выходил. А когда мне предложили место главврача Республиканского клинического онкологического диспансера министерства здравоохранения Республики Татарстан, я немного растерялся. Это вообще не моя специализация была! Но меня убедили, что подтянуть онкологическую специфику я смогу быстро. И я согласился. Прихожу и понимаю, что хирургом-онкологом мне, наверное, не быть,— рассказывает Рустем Шамильевич. Я сижу в его кабинете в клинике в Казани и слушаю его историю. Приятное, умное лицо, открытая улыбка и тонкое чувство юмора. Но подшучивает он чаще над собой.

Хасанов не стал практикующим онкологом совсем не потому, что у него не хватило квалификации, интереса или таланта. Совсем нет, он мог бы стать прекрасным специалистом, как и мечтал. И спасать людей в операционной. Но он оказался в ситуации, когда ему нужно было выбирать между конкретным пациентом и всеми онкологическими пациентами Татарстана.

Напротив письменного стола на подставке стоит большой макет территории диспансера: современные здания, корпуса соединены между собой переходами. Поликлиника, хирургия, маммоцентр, пансионат, центр лучевой терапии, строится отделение радионуклидной терапии, полным ходом идет подготовка помещений для центра позитронно-эмиссионной томографии. Отдельное здание — центр жизнеобеспечения медицинской организации. Все это было построено за эти 27 лет. А тогда, в 1986 году, больница была похожа на барак: три этажа, обваливается потолок. Десятки пациентов стоят на головах друг у друга в очереди на прием, лежат в коридорах и общих палатах по восемь-десять человек. Разруха, устаревшая даже по тем временам техника, условия, невозможные ни для выздоровления пациентов, ни для работы персонала.

— Тогда мне пришлось выбирать, хочу я спасать одного человека или я хочу дать возможность лечиться многим людям в нормальных условиях. Я быстро понял, что совмещать это не смогу: слишком много встреч, разъездов, добывания денег. На свою первую операцию я опоздал — был срочный звонок из администрации. А потом меня с той же операции вызвали в срочном порядке в администрацию ехать. Тогда я понял, что вести больных я уже не смогу, и оставил это. Так было правильно. Но от хирургии совсем не ушел. 20 лет еще по выходным и по ночам экстренных больных оперировал в БСМП, из которой пришел.

Мы идем по клинике, не все отделения еще отремонтированы, асфальт на тротуарах и парковках развалился, но это мелочи — в новых зданиях все по высшему разряду: краны с инфракрасными выключателями в операционных, компьютеры, томографы, прачечная и центр санитарной обработки, палаты, столовая для врачей и кафе для пациентов. Все продумано в мелочах так, чтобы работать было удобно, чтобы силы впустую не расходовались, чтобы врачам можно было сосредоточиться на главном, а не на бытовом. Над каждым планом постройки и ремонта Хасанов сидел сам. Все просчитывал и продумывал. Никогда не доверял это кому-то еще, должен был убедиться, проконтролировать. Он в своей больнице хороший хозяин, рачительный и умелый.

— Я был абсолютно убежден, что так, как мы работали в 1986-м, работать просто нельзя. Небезопасно для пациентов. И я стал ходить по начальникам, кричать и объяснять, что мы рискуем жизнями людей! Я выбил разрешение на ремонт, клинику перевезли со всеми врачами и больными в РКБ. Но это полдела. Денег нам не дали. Плановая экономика ведь. Промышленность понимаем, о людях не думаем. И нужно было искать какие-то другие пути.

Хасанову по счастливой случайности удалось организовать бартерные отношения с КамАЗом. Тогда, в 1880-х, это было похоже на экономический прорыв. Врачи клиники проводили диспансеризацию работников предприятия. Вахтовым методом жили в Набережных Челнах. А строительное управление КамАЗа капитально отремонтировало все помещения онкодиспансера. Причем ремонтировало в рекордные сроки: за год все корпуса были готовы.


— Мы осмотрели 12 тыс. работников предприятия. Выявили много болезней, пролечили всех пациентов. В какой-то момент мы заметили, что на заводе у многих проблемы с желудочно-кишечным трактом. Больше, чем должно быть по статистике. Стали разбираться, и оказалось, что у них нарушена технология приготовления пищи. После устранения нарушений ситуация значительно улучшилась.

Позднее на таких же условиях был заключен договор с тракторным предприятием, и строительные работы продолжились. А Хасанов стал задумываться над проблемой поздней диагностики рака в регионе. В селах не хватало специалистов, люди не ходили по врачам, и в больницу попадали уже пациенты с запущенными стадиями заболеваний. Тогда онкодиспансер разработал методику скрининга и провел эксперимент на примере одного из сельских районов республики. Результаты были положительные, удалось начать выявлять рак на более ранних стадиях. Благодаря поддержке министерства здравоохранения Республики Татарстан приняли ряд программ по республике. Впрочем, обязательный скрининг для всего населения в регионе еще не введен, говорит Хасанов с сожалением. Но в больнице появился платный маммоцентр, чтобы женщины могли приходить без очередей. Ведь рак молочной железы очень распространен.

— Рак — это страшное заболевание в России во многом потому, что выявляется он поздно. Когда лечиться уже дорого и тяжело. Поэтому очень важно сделать обследования доступными для пациентов. Еще всегда обидно, когда люди начинают травить себя мухоморами и керосином: много народу погибает не от рака, а от самолечения. Причем бывали случаи, когда мы вылечивали пациента, а дома ему, чтобы закрепить результат, начинают настоечки подсовывать. За год можно до смерти отравиться. Много еще людей верят в это.


Многие проекты реализуются при поддержке и непосредственном участии министерства здравоохранения и руководства Республики Татарстан. В рамках национальной онкологической программы Российской Федерации при софинансировании из бюджета республики на территории онкодиспансера строится центр ядерной медицины.


В новом здании будет расположена установка, вырабатывающая изотопы, с помощью которых будут искать в организме раковые клетки. Стройка идет полным ходом, Хасанов проводит меня по коридорам и показывает, как все будет работать.

— Вы знаете, я далек от того, чтобы разносить и критиковать нашу медицину. Я могу сравнить, что у нас было 27 лет назад и что есть сейчас. Большинство технологий тогда не представлялось даже тем, кто увлекался научной фантастикой. Так что динамика развития медицины в России здесь у меня перед глазами, и я вам могу сказать: она просто отличная! В тех условиях, в которых наша медицина существует и выживает, ею можно по-настоящему гордиться,— Хасанов очень воодушевлен, и, нет никаких сомнений, он действительно верит в это.

Сглотнув восхищение — Рустем Шамильевич умеет убеждать,— я спрашиваю о проблемах. Не может их не быть: лекарств не хватает, зарплаты маленькие, очереди на лечение большие. В России нет региона, который бы не сталкивался с этим. Он отвечает неохотно, тут же немного гаснет. Говорить о проблемах он не любит. Он любит проблемы решать.

— У нас общая ситуация как во всей стране. Да, денег на некоторые современные лекарства не хватает, и приходится лечить более старыми препаратами. И лучевую терапию всем не назначишь: она не всем показана. Да и несколько лечебных корпусов необходимо построить. Но вот очередей на госпитализацию пациентов с подтвержденным диагнозом нет! Это я лично гарантирую. Если экстренно оперировать нужно, так мы и за один день положить можем. Очередь есть только на диагностику, но это объяснимо: техники не хватает, чтобы весь наш поток оперативно осмотреть, амбулаторно — более 300 тыс. пациентов в год.

Если бы такой менеджер, как Хасанов, строил не больницу, а гостиничный комплекс, уверена, он быстро бы создал империю вроде Hilton или Radisson. Понятные принципы работы — удобство для людей. Понятные задачи — лечить пациентов (принимать гостей). Доступность, качество. Умение договариваться с чиновниками, потому что человек верит в свою идею, убеждает и добивается.

Спрашиваю его о кресле в Минздраве РФ. Ведь при его грамотном подходе можно раскачать не только одну республику — можно решать проблемы всей страны. И никакого лицемерия и подхалимства в моем вопросе нет.

— Не думал об этом,— смущается Хасанов.— Зачем мне это? Я еще здесь не все закончил. Вот вы в поликлинику пойдите со мной, там ремонт нужен. Да и гинекология разместилась в пансионате, больше их некуда было пристроить. А там условия не лучшие. Много дел еще! Мне отсюда нельзя пока уходить.




БИОГРАФИЯ

Хасанов Рустем Шамильевич — главный врач, директор Приволжского филиала РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. Член правления Ассоциации онкологов России. Президент Ассоциации онкологических учреждений ПФО. Главный онколог ПФО. Доктор медицинских наук, профессор.
Заслуженный врач РФ и РТ. Врач высшей категории.
Родился в 1956 году.


В 1979 году окончил Казанский государственный медицинский институт.

С 1985 года начал укреплять материально-техническую базу диспансера, внедрять современные технологии диагностики и лечения рака. Инициатор создания республиканского канцер-регистра. По его инициативе разработана республиканская противораковая программа (утверждена кабмином РТ в 1995 году).


С 2003 года — завкафедрой онкологии и хирургии КГМА. Автор более 200 печатных работ, в том числе нескольких монографий и пособий для врачей. Лауреат Государственной премии РТ, лауреат премии правительства РФ в области науки и техники. В 2005 году награжден медалью «В память 1000-летия Казани». Победитель всероссийского конкурса «Менеджер года-2004». В 2012-м стал лауреатом медицинской премии «Призвание».


Другие новости:

Отображение результатов 1 до 5 из 986