Информационное сопровождение онкологический пациентов

ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Page
Изображение CAPTCHA для предотвращения спама Если слово непонятно, нажмите здесь..
* - обязательно для заполнения

Главная   ⁄  Новости  ⁄  Подробности 
10.05.2012

Помощь с мучением

Увы, в XXI веке в России учащаются случаи убийств и самоубийств неизлечимо больных людей, не получивших достаточной и адекватной медпомощи. О том, как люди из-за несовершенства системы и нехватки финансирования не получают даже обезболивающих препаратов и поста не выдерживают страданий, в материале Ирины Власовой.

Обеспечение онкологических, ревматологических и других страдающих пациентов обезболивающими лекарствами за государственный счет — очень длительный и сильно формализованный процесс. Скорее всего, новый законопроект об охране здоровья, который принят уже во втором чтении, ничего не изменит к лучшему. А ряд врачей, забыв о милосердии, не хотят «портить себе жизнь» лишними отчетами. Помочь могут только упорство в получении препаратов, жесткие, гласные и настойчивые требования к организаторам здравоохранения.


Когда надежда тает…

Следственное управление следственного комитета РФ по Курганской области сообщило о трагическом случае. 9 января 2011 года 59-летний житель села Просвет Кетовского района Курганской области в собственной квартире задушил ремнем свою 55-летнюю супругу «по просьбе своей жены и исходя из гуманных побуждений». Женщина три года болела раком, перенесла операцию, муж неоднократно возил ее к врачам в Курган, где медики сообщили, что надежды на выздоровление нет. Семье не хватило сил и настойчивости в требованиях адекватного обезболивания. «Общее состояние жены было удручающим,— сказал муж,— она страдала от болей, не могла отправлять физиологические потребности». Супруги жили вдвоем, детей у них не было. По словам руководителя Кетовского следственного отдела управления следственного комитета при Прокуратуре РФ по Курганской области Михаила Панова, убийство больного даже по его просьбе — факт достаточно редкий, а со случаями суицидов тяжелых больных криминалисты встречаются. «Да, случаи такие бывают,— говорит и руководитель отдела Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского профессор Борис Положий,— зависят эти случаи суицидов, на мой взгляд, от индивидуальных особенностей человека, а возможно, и от некой биопредрасположенности к самоубийству, хотя этот фактор пока дискутируется. Индивидуальная предрасположенность к суициду проявляется не всегда, зато мы знаем, что у суицидов чаще всего бывает много причин».


Не дождалась милосердия

Очень многое зависит от психологической поддержки медиков и адекватной обезболивающей терапии, которой в России просто не хватает на всех нуждающихся пациентов. Несколько лет безуспешно судится с медиками и властями города Королева Московской области пенсионер Владимир Зимин. Он не может смириться, что из-за неоказания надлежащей медпомощи его жена, 71-летняя Людмила Зимина, покончила с собой. Женщина страдала от невыносимых болей, но лекарств ей не предоставляли. У Людмилы Зиминой начал разрушаться тазобедренный сустав, амбулаторное лечение ухудшало ее состояние, боли нестерпимо усиливались, медики затягивали с операцией, и женщина не выдержала. Но все ответственные лица остались практически безнаказанными. По словам Владимира Зимина, в больнице сказали, что госпитализируют больную только по предъявлении справки о сдаче крови. В госпитализации для обезболивания Людмиле Зиминой отказали, невзирая на ее жалобы на сильную боль. «За день до переливания крови жена не выдержала боли, приняла много снотворного и умерла,— говорит Владимир Зимин.— Мы не успели выполнить бесчеловечное требование медиков». Эти случаи, а также случай, когда в Московской области 84-летний мужчина после перенесенной, в связи с холециститом, операции через месяц покончил жизнь самоубийством от нестерпимой боли, ситуации, происшедшие рядом с нами, часто даже в городах с крупных медцентрами, доказывают наличие огромной проблемы с обезболиванием в отечественном здравоохранении, которая только усугубляется наркоконтролирующими органами.


Дадим, что есть

Новый законопроект «Об основах здоровья граждан» впервые содержит положения о паллиативной помощи, обезболивании, говорит президент Общества специалистов доказательной медицины профессор Василий Власов. Вся беда в том, что нормативы и требования хотят узаконить на низком, нецивилизованном уровне, который обрекает в том числе и неизлечимых больных на мучения. Чего стоит только одно признаваемое законом право на обезболивание «доступными средствами». Важно, чтобы оно оказывалось, в соответствии со стандартами медицинской помощи. В России в разы меньше, чем в цивилизованных и даже в развивающихся странах, в основном из-за плохой организации медпомощи, используются обезболивающие препараты, а те, которые используются,— устаревшие. Например, значительную долю от применяемых препаратов составляет промедол — препарат плохой, неудобный, плохо переносимый больными. Современные формы обезболивания — трансдермальные пластыри и другие фармацевтические формы — медики используют в сотни раз меньше, чем в странах с нормальной медицинской помощью. Законопроект, если он будет принят в его нынешнем виде, узаконит обезболивание лекарствами только «по наличию». Еще один риск состоит в том, считает профессор Власов, что узаконивается централизованный выпуск рецептов на опиоидные анальгетики. Под флагом борьбы с наркоманией это сделает жизнь онкологических пациентов, да и всех других, страдающих от боли, еще тяжелее. В какой-то момент в регионе не окажется даже не препаратов, а просто этих рецептов, или отчетных бланков, или других бумаг. Пациентским организациям придется неоднократно проверять: а достаточно ли бланков на болеутоляющие препараты на территории. Как их можно пролонгировать, не забыли ли их заказать. Необходимость учета медицинского использования наркотиков существует, но нет никакой необходимости делать это «в Кремле».

 

Теоретически все проблемы решены


В общероссийском общественном движении «Медицина за качество жизни» поясняют, что на сегодняшний день нормативные проблемы доступности обезболивания решены. И если где-то есть сбой, полагают в этой общественной организации, то это «просчеты конкретных работников на конкретной территории, все заявки на обезболивающие препараты в регионах обеспечиваются и оплачиваются полностью». Но неоднозначно оценивают ситуацию с доступностью лекарств от боли и в межрегиональной общественной организации «Движение против рака». В каких-то регионах организация помощи таким больным осуществляется лучше, в каких-то — хуже, пояснил руководитель движения Николай Дронов. «Причем самое большое количество жалоб у нас на организацию медпомощи из Москвы и Санкт-Петербурга, и мы это связываем с тем, что здесь самое большое количество лечебных учреждений и больные более „продвинутые“, чем в отдаленных местах, в национальных республиках, где просто боятся жаловаться, „чтобы не было хуже“»,— сказал Дронов.

Люди мучаются

«Получение наркотических, да и ненаркотических анальгетиков пациентами безумно формализовано. Врачи в поликлиниках стараются просто их не выписывать, чтобы не „закапываться“ потом в килограммах отчетности. Результат— некоторые тяжелые больные просто в муках умирают,— рассказал заместитель председателя Формулярного комитета, профессор Павел Воробьев, неоднократно проехавший с просветительской миссией от Москвы до Дальнего Востока.— Чиновничий беспредел привел к тому, что сильнодействующие анальгетики врачи просто реально не выписывают. Этого нужно требовать! Это не борьба с наркоманами, которые все равно достанут то, что им нужно, а борьба со страдающими больными. Онколог выписать лекарство не может, может только его назначить. Получить лекарство, даже если выпишет врач, можно только по месту жительства. А если человек не живет там, где зарегистрирован? Причем получить препарат в аптеке может только сам больной, а не его родственники. Либо, чтобы получать обезболивание, пациент должен ложиться в стационар, который в безнадежном случае старается больного не госпитализировать. Хосписов очень мало. Если больной лежит дома, то существует необходимость для участкового посещать его, что усугубляет положение врачей, которых в поликлинике чаще всего не хватает. Если речь идет о глубинке, а не о Москве, то проблема еще более усложняется». «Я по своему детству знаю, какой это ужас — отсутствие обезболивания,— сказал президент Всероссийского общества гемофилии Юрий Жулев.— До сих пор, вспоминаю, мурашки по коже… Это просто сумасшествие, и можно ожидать чего угодно, от ухудшения состояния у больного после операции до суицида». Если есть медицинские показания к обезболиванию, то такая помощь должна быть обеспечена пациенту незамедлительно, считает эксперт. «Недоступность обезболивания — это проблема организации амбулаторной помощи и медпомощи на дому»,— сказал Жулев. Многие медики считают, что решать необходимо вопрос о срочном обезболивании на дому у пациента, если таковое требуется. Обидно то, что на медикаментозное обеспечение достойной жизни страдающим и часто умирающим больным не требуется больших расходов. Но уровень паллиативной (облегчающей состояние) медпомощи, к примеру, больным ВИЧ в стадии СПИДа старший научный сотрудник Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Василий Шахгильдян называет « кошмарным и доисторическим». Хосписы, в которых доживают последние месяцы онкологические больные, умирающих от СПИДа не берут, как не берут их и обычные стационары. При этом 63% этих пациентов страдают от боли, которую можно было бы купировать. «Сегодня наш фармацевтический отдел имеет наркотические анальгетики, которых хватает только на 200 человек»,— ранее говорила СМИ главврач автономной некоммерческой организации «Самарский хоспис» Ольга Осетрова. По ее словам, только Самарской области анальгетиков требуется в шесть раз больше. При этом главврач полагает, что отсутствие лекарств связано с устаревшими нормами на наркотические препараты. Доцент кафедры паллиативной помощи ММА имени Сеченова Сергей Рудой заявил, что в настоящее время нормативные документы обновлены. Проблема в том, что местные чиновники не умеют до сих пор составлять качественные заявки на требуемые препараты. Раз мнения медиков расходятся в зависимости от близости к властям, давайте спросим больных. Опрос 3 тыс. пациентов фондом «Общественное мнение» показал, что только 44% онкологических больных знают о том, что такие лекарства существуют и могут обеспечить им приемлемое качество жизни. 50% респондентов заявили, что их знакомые онкологические больные совсем не обеспечены необходимыми лекарствами.

 

А как у них?

К сожалению, большинство неизлечимо больных людей в мире не имеют возможности умереть в достойных условиях. К такому выводу пришли специалисты, опрошенные The Economist Intelligence Unit. Из 100 млн людей, которым ежегодно требуется паллиативная помощь и услуги хосписов, лишь менее 8% такую помощь получают. По результатам опросов экспертов и анализа данных исследований был составлен «Индекс качества смерти», включающий данные из 40 стран. В рейтинге лидирует Великобритания, за ней следуют Австралия и Новая Зеландия. Россия же занимает 35-е место, ей уступают лишь Мексика, Китай, Бразилия, Уганда и Индия. Эксперты говорят, что причина недостаточного внимания к проблеме обезболивания — культурные табу на слово «смерть», нежелание властей уделять внимание этому вопросу, плохое информирование общественности и недостаточный уровень подготовки медперсонала. Проблема, как показало исследование, затрагивает даже страны с развитой системой здравоохранения, но в России она особенно остра. По данным представителя ВОЗ Виллема Шолтена, который ранее презентовал исследование по доступности наркотических анальгетиков, «в мировых масштабах несколько сотен миллионов людей нуждаются в обезболивании хотя бы раз в жизни, и только крупица в сравнении с этой цифрой злоупотребляет наркотиками». Как считают исследователи, главными причинами такого положения вещей являются законы, ограничивающие применение анальгетиков и дефицит информации о лекарственных средствах (ЛС) у врачей, пациентов и представителей законодательных органов. Еще в 1996 году комитет по контролю наркотиков в РФ утвердил новые нормы отпуска ЛС на один рецепт. По некоторым препаратам они были увеличены в 20 раз. Также были введены понятия «койка паллиативной помощи», «койка хосписа», где нормы отпуска наркотических анальгетиков были увеличены в 100–150 раз, что позволяет проводить адекватную терапию в стационарах. Однако эти препараты доступны только в том случае, если их заказывают органы здравоохранения. Приобрести такие ЛС за наличный расчет законным путем невозможно. Как говорят врачи, большинство обезболивающих больным назначается только коллегиально, на врачебной комиссии, что хлопотно для медиков. Поликлиники и больницы часто не направляют вовремя заявок для того, чтобы нужные препараты были своевременно закуплены, а знания медиков, работающих в амбулаторном звене, о доступности противоболевой терапии остаются низкими. Главная же препона — бесчисленное множество отчетных документов, ограничений и отсутствие необходимых средств (для охраны аптек, например) для использования сильнодействующих препаратов. Все говорят о том, что ограничения использования обезболивающих лекарств чрезмерны, а общественные организации полагают, что многие медики не хотят «повернуться лицом к пациентам». С сокращением государственных аптек ситуация будет только усугубляться.

 


«Такие лекарства — убыток в чистом виде»

 


«Очевидно, что вопросы продаж, производства и доступности анальгетиков и, в частности, наркотических анальгетиков, должно регулировать государство,— сказал директор российского представительства компании Cegedim Давид Мелик-Гусейнов.— Себестоимость содержания охраны, камер слежения, сейфов, а только при этих условиях аптека может получить лицензию на продажу таких препаратов, продажи окупить не могут. Такие лекарства несут убыток в чистом виде». Эти препараты крайне дешевы, заметил эксперт, бизнесу невыгодны, и у аптек, которые продают их, на первом плане должна стоять социальная функция, это в абсолютном большинстве случаев государственные аптеки или аптечные сети. Но все чаще государство их продает из-за слабого менеджмента. В этом случае доступность таких препаратов сильно ухудшается, поскольку «частнику они неинтересны», заметил эксперт.


С закрытыми глазами

Один из пациентов рассказал о случае, когда в Санкт-Петербурге одному из медиков самому пришлось добывать лекарства для своей больной раком матери — она не была зарегистрирована в городе. Врачу пришлось искать в Северной столице героин, чтобы помочь умирающей. Но не редкость, когда близкие пациентов, тяжело страдающих от боли, вынуждены покупать дополнительные дозы лекарств у тех же медиков поликлиник, чтобы обойти ведомственные инструкции. Эти инструкции только имитируют активную антинаркотическую деятельность, на самом деле более всех от них страдают больные страдающие люди.
 


Другие новости:

Отображение результатов 127 до 132 из 988