Информационное сопровождение онкологический пациентов

ЗАДАТЬ СВОЙ ВОПРОС

Page
Изображение CAPTCHA для предотвращения спама Если слово непонятно, нажмите здесь..
* - обязательно для заполнения

Главная   ⁄  Новости  ⁄  Подробности 
07.06.2016

Соперничество фондов: как понять, кто эффективней?

Как оценить эффективность благотворительной организации? Единого мнения на этот счет пока нет. Эксперты изложили «Милосердию.ру» свои рецепты объективной оценки.

Forbes опубликовал рейтинг российских благотворительных организаций, отметив при этом, что на данный момент «полной и объективной картины – рейтинга игроков этого сектора – пока нет». Издание ранжировало фонды на основе экспертного мнения нескольких представителей благотворительного сообщества России. «Полученный таким образом лонг-лист из 38 фондов — яркое подтверждение тому, насколько субъективны критерии оценки», — пишет Forbes.

Необходимость выработки объективных критериев для оценки деятельности фондов давно обсуждается в благотворительном сообществе. Однако единого мнения до сих пор нет, слишком разнообразны такие НКО и по своим целям, и по структуре, и по источникам финансирования, и по методам работы.

Профессионализм, КПД, стратегия

 Прежде всего надо оценивать профессионализм оказываемой помощи, «коэффициент полезной деятельности» и стратегическое планирование, считает исполнительный директор Ассоциации организаций по защите семьи, директор пензенского Благотворительного фонда поддержки семьи, материнства и детства «Покров» (оператора президентских грантов) Анна Кузнецова.

Любой гражданин может оценить качество государственных и коммерческих услуг, но «нуждающийся человек не выбирает, в какую благотворительную организацию обратиться, он ищет, лишь бы кто-то помог», — отметила Кузнецова в интервью «Милосердию.ру». Поэтому фонд должен сам устанавливать для себя планку.

Профессионализм общественной организации неразрывно связан с уровнем мотивации ее сотрудников. «В школах этому не учат, и в институтах пока тоже. Профессионал вырабатывается, исходя из высокой внутренней мотивации. Если ты хочешь работать в общественной организации, то ты приспособишься и сможешь применить свои знания в конкретной сфере. Например, в фонде «Покров» есть юрист, который работает только с мамами. Этот человек — эксперт в своей области. Что касается руководителя, то он, конечно, должен быть максимально хорошим специалистом в области менеджмента и кадровой политики. Но если у него нет внутренней мотивации, то профессионалом в общественной деятельности он стать не сможет», — считает Кузнецова.

Оценивая КПД фонда, можно проводить аналогию с коммерческими организациями, считает Кузнецова. То есть смотреть, насколько полученные фондом средства соотносятся с результатом работы. «Можно проедать огромные средства на штат, а на выходе иметь несколько помпезных мероприятий. А можно иметь в штате несколько человек и помогать в тысячу раз большему количеству людей», — пояснила Кузнецова. Третий критерий – это стратегическое планирование, причем его качество не зависит от масштаба организации.

«Маленький фонд может очень эффективно работать, если он правильно ставит перед собой задачи, помогает точной целевой аудитории, а не хватается за все направления деятельности сразу», — подчеркнула исполнительный директор Ассоциации организаций по защите семьи.

Мнение эксперта или индикаторы? 

«Согласно одному из зарубежных исследований, эффективность фонда чаще всего ассоциируется со следующими характеристиками: высокое качество профинансированных проектов; достижение целей фонда; эффективность использования средств; достижение социального эффекта», — рассказал «Милосердию.ру» генеральный директор компании «Процесс Консалтинг» Алексей Кузьмин. Для оценки эффективности благотворительной организации сейчас используются три основных подхода. Первый — экспертный. Как это работает? «Мы собираем людей, которые обладают знаниями в той области, которая нас интересует, и задаем им вопрос, а дальше полагаемся на их мнение. – пояснил Кузьмин. — Допустим, человек выясняет, какой фонд наиболее эффективен, чтобы сделать пожертвование. Тогда он может поинтересоваться мнением тех экспертов, которым он доверяет, не опасаясь очевидной субъективности их выводов».

«Экспертная оценка субъективна по своей природе», — подчеркнул он. Просто одним специалистам мы доверяем больше, а другим – меньше. Поэтому правильный выбор экспертов – ключевой момент для успешного проведения такой оценки. Другой подход – эмпирический. Он предполагает изучение фактов и ответ на конкретные вопросы на основе собранных из реальной жизни эмпирических данных. Для применения такого подхода нужно прежде всего определиться, что именно нужно узнать о деятельности фонда. Например, речь может идти о том, в какой мере достигнуты цели фонда, как и в какой мере деятельность фонда повлияла на жизнь благополучаталей, в какой мере местное сообщество поддерживает деятельность фонда.

Третий подход – индикаторный. Он предполагает выделение определенных параметров, которые измеряются с помощью заранее сформированных индикаторов. Например, об эффективности фандрайзинга можно судить по объему привлеченных средств, изменению объема привлеченных средств по сравнению с прошлыми периодами, числу и составу жертвователей, среднему размеру пожертвования и т.д. Выбор подхода зависит от цели, которую мы ставим перед собой, решив оценить тот или иной фонд.\

Разные фонды сильны в разных номинациях 

Ни один набор критериев не подойдет для всех фондов сразу, считает учредитель и председатель правления Благотворительного фонда «Мозаика счастья», член Экспертного совета по волонтерству при уполномоченном по правам человека РФАнна Пучкова. «Я бы, наверное, ввела какие-нибудь номинации, — сказала она «Милосердию.ру». – Например, фонд, который больше всего привлек денег. Фонд, который помог наибольшему количеству людей или животных. Фонд, который преуспел в решении каких-то системных вопросов. Фонд, который лучше всего работал про-боно. Фонд, который сделал то, что никто до него сделать не мог».

Например, фонд «Живой», возможно, привлекает не самые большие деньги, но это одна из немногих организаций, которая помогает взрослым, отметила Пучкова. Структура, задачи и методы работы различных благотворительных организаций настолько отличаются, что сравнивать их сложно. Только внутри отдельных номинаций возможно какое-то ранжирование, подчеркнула Анна.

«Если мы смотрим на объемы привлеченных средств, то здесь составить рейтинг просто: кто сколько собрал, такое место и занял. Если мы берем процент специалистов про-боно, то у кого он выше, тот и занимает первые позиции. Если мы говорим о помощи тем людям, кому никто больше не помогает, то здесь, наверное, понадобится мнение жюри о том, какая из программ действительно самая редкая и неподъемная», — пояснила Пучкова. Например, когда-то «неподъемной» задачей была помощь детям-бабочкам, а теперь она успешно решается, добавила эксперт.

Фонды должны договориться о системе измерений

Сравнить эффективность благотворительных организаций можно только выбрав определенный фокус для исследования и поставив перед собой ясную задачу, сказала «Милосердию.ру» специалист по оценке Благотворительного детского фонда «Виктория» Наталия Тюшкевич. Например, оценить социальное воздействие российских благотворительных фондов. Причем в таком случае сравнивать между собой надо те фонды, которые занимаются одной целевой группой: пожилыми людьми, детьми и т. п. После того, как определено направление исследования, нужно выбрать технологию проведения оценки. «Разрабатывать инструмент должны люди, которые в этих фондах работают, хотя бы по одному представителю, или эксперты, которые хорошо знают деятельность этих фондов», — считает Тюшкевич.

В результате «рейтинг будет выстраиваться фондами, которые между собою договорятся и будут использовать одну систему измерений. Условно говоря, они заранее определят, будет ли это оценка финансового вклада, ресурсов, или оценка изменения состояния людей, которые получили пользу от деятельности этого фонда, целевой группы. Здесь должна быть договоренность», — подчеркнула она. Специалист фонда «Виктория» сравнила предложенный ею способ оценки с проектом «Лидеры корпоративной благотворительности».

Фонды, которые в нем участвуют, знают критерии, знают терминологию и требования к программам. Приняв участие в конкурсе, они, тем самым, соглашаются с его системой оценки и поэтому заранее признают его результаты, отметила Тюшкевич. Существует и такой фактор, как точка зрения эксперта, продолжила она. Мнение одного специалиста будет субъективным, если нет определенной шкалы для оценки, заранее разработанной экспертным сообществом специально для данного исследования. Хотя, распространена и такая практика, когда на уровне какой-нибудь программы отдельный фонд работает с определенным экспертом, если доверяет его опыту.

С точки зрения бизнеса Какими критериями руководствуются представители бизнеса, выбирая благотворительный фонд для сотрудничества? 

«Для компании благотворительный фонд или НКО, в первую очередь, это партнер. Поэтому она обращает внимание на соответствие деятельности организации задачам, которые ставит перед собой в контексте своей социальной деятельности, а также на репутацию этой организации и профессионализм сотрудников», — сообщила «Милосердию.ру» руководитель проекта «Лидеры корпоративной благотворительности» Форума Доноров Александра Болдырева. По каким параметрам компании оценивают репутацию фондов и профессионализм их сотрудников, она не пояснила. «Вопрос оценки эффективности встает тогда, когда речь идет о программах, которые весьма разнообразны. Подходить же с одним мерилом к разным направлениям — дело неблагодарное», — подчеркнула Болдырева. Для фандрайзинговых фондов свои критерии, для корпоративных — свои «Критерий эффективности благотворительной организации, конечно, не может быть одним – все организации разные – и по способу привлечения средств, и по задачам организации, и по сфере работы. Я уверена, что фандрайзинговые организации нужно отделять от других – от тех, которые живут преимущественно на средства компании, частного лица или государства», — сказала «Милосердию.ру» Марина Аларичева, директор аналитического центра «Русфонда».

«В мировой практике уже есть финансовые показатели, по которым оцениваются фандрайзинговые благотворительные организации, — продолжила она. — Например, соотношение расходов организации с расходами на миссию. Американская организация Charity Navigator считает, что наиболее эффективные организации тратят на программы не менее 75% имеющихся средств и направляют на фандрайзинговые и административные расходы не более 25%. Важнейший критерий эффективности работы благотворительной организации – это то, что удалось сделать для миссии: сколько людей получили помощь, сколько программ было реализовано, какие проблемы удалось поднять в обществе. Этот показатель не может сводиться только к цифрам, здесь показателем работы также будет являться восприятие общества. То, что в обществе сегодня повсеместно поддерживается идея помощи больным детям – во многом результат активной работы благотворительных фондов». 

Правила игры

Получается, главное – это определить, с какой целью составляется рейтинг фондов. Исходя из этого можно сформировать набор критериев и подобрать экспертов, которым доверяют все участники. Получится что-то вроде спортивной дисциплины, вошедшей в программу Олимпийских игр. Все соперники заранее соглашаются с уровнем установленных планок, правилами «состязания», системой баллов и с кандидатурами судей.


Другие новости:

Бюджет теряет 13 млрд рублей из-за того, что больные не принимают лекарства после высокотехнологичных операций

По данным ОНФ, лишь треть регионов смогли выполнить поручение президента о «горячих линиях» по медицинским вопросам

Красноярские онкологи впервые в крае провели расширенную верхнюю торакоскопическую лобэктомию при раке легкого

Отображение результатов 31 до 35 из 986